Новости
6 октября 2017, 22:15

Гульнара Галкина-Самитова: есть ли жизнь после большого спорта

Олимпийская чемпионка 2008 года в беге на 3 000 м в стиле стипль-чез, установившая мировой рекорд, знаменитая Гульнара Галкина-Самитова без прощальных фанфар решила покинуть профессиональный спорт. О том, где она теперь планирует работать, будет ли тренировать дочь, о своих мечтах она рассказала корреспонденту «Челнинских известий».

Гульнара Галкина-Самитова и Антон Галкин 15-летие свадьбы хотят отметить в Париже. «Я не из числа одержимых победой»

– Переживаете ли вы за свой уход из большого спорта?

– Если готовить себя заранее, уход из спорта будет восприниматься, как начало новой жизни. Я бегаю за «Динамо» уже 18 лет, но в составе сборной России сейчас практически не выступаю: на сборы выезжать не получается – дочка в школу пошла. Потихоньку приучала себя к этому шагу, и уже с прошлого года перестала ездить на крупные, Всероссийские соревнования. Распорядок дня такой: отвожу Алину на уроки, иду на тренировку – если есть настроение, могу пробежать и 20 километров. Часто бегаем вместе с Артуром Бигаевым, который выступает за МЧС. Думаю, что и лет через пять меня можно будет встретить на беговой дорожке. Беру пример с ветерана спорта Ирины Пермитиной – она держится молодцом.

– Значит, сейчас все крутится вокруг дочери?

– Да, раньше много времени я проводила на сборах, и мы с Алиной часто общались только по скайпу. Сейчас у меня новый образ жизни, я очень счастлива: готовлю ей завтраки, заплетаю косички, вместе делаем домашние задания, и я с удовольствием слушаю рассказы дочери о новых друзьях и первых успехах. Мы ее записали в обычную школу № 8, где в свое время училась и я.

– В вашей семье два тренера, и сам Бог велит передать секреты дочери.

– Алина активно участвует в марафонах в детских забегах, и это ей нравится. Как будет в дальнейшем – покажет время. А мы заставлять силой заниматься спортом ее не будем. Вижу, что у нее хорошо идет математика, она поет, рисует – в этом похожа на Антона, который ее балует. Я же с ней строгая, и она прислушивается к моим замечаниям. Недавно у нас появился общий любимец – пес породы хаски, которого зовут Алтай.

– Если вспоминать вашу профессиональную карьеру, у вас были свои хитрости?

– Даже не знаю… Мне комфортнее бежать не следом за кем-то, а впереди. Если я хорошо готова, то просто бегу своим темпом и преодолеваю препятствия. Так я сделала и на Олимпиаде, и подтверждением стал результат. Стипль-чез – испытание не из легких. Если на скорости зацепиться за барьер, можно запросто переломать ноги. Среди множества препятствий есть и яма с водой. Меня часто спрашивают про мокрые кроссовки, в которых приходилось бежать до финиша. Но на этот счет у меня была своя тактика: старалась атаковать яму одной ногой, чтобы вторая осталась сухой. Это дает небольшое преимущество. Кроме того, на мне всегда были специальные шиповки – в сеточку, вода в них не задерживается.

Честно говоря, я не из числа одержимых. До последнего препятствия не была уверена, что выиграю Олимпиаду, но когда его преодолела, тогда уже пришло осознание – я это сделала! Что касается результата, то я знала график своего предыдущего рекорда и по ходу дистанции понимала, что могу его превзойти. Я никогда не была одержима идеей выиграть Олимпийские игры, но поучаствовать в них мне хотелось всегда. Тем более, что я общалась с такими известными спортсменами, как Равиль Кашапов, Фирая Султанова-Жданова, которые повидали мир.

– Как относитесь к славе – на улице узнают?

– Бывает такое, и это говорит о том, что спортом интересуются многие. Как-то ездила в Казань – отвезла на ремонт компьютер, вышел мастер и спрашивает у приемщика: «Ты что, не узнаешь – это же олимпийская чемпионка?!». Было приятно, что он даже помнил мой рекорд, и в какой стране я его установила. Вообще, я не публичный человек, и с детства была интровертом. Заговорить с незнакомым человеком, отвечать у школьной доски было тяжело, приходилось делать усилия над собой. Удивительно, что на огромных стадионах я никого и ничего не боялась. Была спокойной, просто надо было добежать до финиша и не подвести тренера. Сейчас многие говорят, мол, я могу ногой открывать любые двери. Нет, это не по мне.

Награды Гульнары занимают целый шкаф. «Я и бизнес – вещи несовместимые»

– Как планируете свою дальнейшую судьбу? Бизнес или…

– Бизнес однозначно отпадает – это не мое. А пока я осваиваю тонкости работы инспектора по делам несовершеннолетних. Как никак, я майор полиции и состою в штате отдела по делам несовершеннолетних УМВД города. Насчет тренерской работы тоже не исключаю возможности. Всю жизнь посвятила спорту, столько слез пролила, трудностей пережила – может быть, настало время и мне задуматься о тренерской карьере? За плечами большая практика, спорт знаю изнутри, думаю, у меня получится. К тому же давно наблюдаю за работой мужа – у него есть способные спортсмены, которые вышли на серьезный уровень, есть чемпионы ПФО. Он взял их совсем юными – ему нравится их тренировать, а им нравится заниматься. Так что будем с Антоном конкурентами.

– У вас есть друзья среди спортсменов, или конкуренция сильнее дружбы?

– Моя давняя подруга – Татьяна Егорова, раньше со мной бегала на разных дистанциях. Знакомы с ней с 2003 года, когда попали в сборную России. Сейчас она живет в Ульяновске и работает тренером, у нее талантливые дети-спортсмены. Ни о какой конкуренции нет и речи! Мы давно дружим семьями, стало традицией Новый год встречать у нас, в Челнах.

– Как здоровье? Не застраховала свои ноги, помнится, были проблемы?

– Вот о страховке я и не подумала! Не люблю ходить к врачам, рассказывать о болячках – у меня все нормально. У спортсменов так: когда нагрузки сбавляешь, то и травмы сами залечиваются. Проблемы начались в 2009 году, когда на чемпионате мира в Берлине я заняла 4-е место: приехала туда с больной ногой. Самое обидное, что на Олимпиаде -2012 в Лондоне мне даже пришлось сойти с дистанции. В итоге все же пришлось делать операцию в Москве, и ее оплатила сборная республики.

– А как насчет диеты?

– Никогда не заморачивалась по этому поводу – ем, что хочется. Если и прибавлю килограмма два, то это быстро сходит на тренировках.

За олимпийское золото Гульнара Галкина - Самитова каждый месяц получает стипендию в 32 тысячи рублей Что дала олимпийская медаль?

– Как храните свою реликвию – олимпийское золото?

– Все кубки и медали разместила в специальном шкафчике, а медаль – в мешочке. Алина очень любит рассматривать наши с мужем спортивные награды и заверяет: «Я буду тренироваться у папы и стану олимпийской чемпионкой!».

– Зарплаты мужа-тренера хватает содержать семью?

– (Смеется.) О, конечно, нет! Материально нас здорово поддержали денежные выплаты за мою олимпийскую золотую медаль, премии от сборной России и Татарстана. Сколько конкретно? Давайте уж суммы не будем уточнять. Когда ходили слухи о дефолте, мы с Антоном вложили полученную премию в покупку дома в Замелекесье. Выбирали долго, переехали, но все равно пришлось заняться ремонтом – поменяли окна, двери, полы, переделали второй и цокольный этажи, построили баньку на дровах, в которой я готова париться каждый день. А веники по-особому рецепту, с душицей, нам надолго заготовил папа. К сожалению, три года его уже нет с нами…

Я не боюсь домашней работы, и меня всему научила мама Асия Магсумовна. Она работала поваром в магазине, и я стала ее помощницей: с 6 лет гладила халаты продавцам, нарезала овощи на обед. Потом и после уроков по привычке прибегала: мыла посуду, подметала пол. Сейчас самый лучший отдых для меня – работа на участке, где у нас много овощей, фруктов и цветов. Теперь моей помощницей стала Алина. Очень хочу, чтобы мы всегда были лучшими подругами, как это сложилось у меня с мамой.

– Олимпийская медаль до сих пор приносит деньги?

– За медаль я каждый месяц получаю стипендию 32 тысячи рублей, плюс зарплата майора полиции инспекции по делам несовершеннолетних. Признаюсь, что не шикуем: много денег уходит на содержание дома, не экономим на питании. Но за границу на отдых всей семьей так ни разу и не съездили, хотя в Турции живет моя двоюродная сестра. Довольно часто бываем в гостях у родителей мужа в Санкт-Петербурге.

– А что с автомобилями, подаренными правительством России и мэром Челнов?

– Пришлось учиться вождению, и первые поездки я совершила на автомобиле «Фиат», ключи от которого мне вручили в аэропорту – подарок города за олимпийскую медаль. Потом освоила БМВ – подарок Дмитрия Медведева.

– Скажите – кто в вашей семье лидер?

– Мы с Антоном на равных: он к моему мнению прислушивается, я – к нему. Никто ни с кем не соперничает, живем дружно, и мне очень повезло с мужем.

– У вас есть заветная мечта?

– Съездить в Париж! Антон предложил там отметить 15-летие нашей свадьбы. Мы же познакомились в Париже, на Чемпионате мира- 2003 по легкой атлетике. Смешно вспоминать, как тренеры, узнав о наших симпатиях, решили нас разъединить и отправляли на тренировки в разные города: Антона – в Адлер, меня – в Кисловодск, или наоборот. На одни смс-сообщения тратили уйму денег. Кончилось тем, что Антон купил билет и приехал в Челны знакомиться с моими родителями.

Гульнара вместе с мамой Асией Магсумовной провожает дочку Алину в первый класс. Кстати

Куда уходят спортсмены после завершения карьеры?

42 процента спортсменов так или иначе все-таки связывает свою судьбу со спортом: тренерство, спортивная администрация, спортивная медицина, судейство.

19 процентов начали новую жизнь в охране и МВД. В основном, это профессиональные борцы и боксеры.

28 процентов не захотели указывать свой род деятельности.

Ляля Гайфутдинова

comments powered by HyperComments

Интересное












Евтушенко в моей жизни был всегда… Евтушенко в моей жизни был всегда…
http://monavista.ru/images/uploads/79b47d882a3689060ae4d57283ec8bbe.jpg
Письмо с моей фермы Письмо с моей фермы
http://monavista.ru/images/uploads/92eb5c9944f25688043feb2b9b01e0f2.jpg
Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов
http://monavista.ru/images/uploads/08009197b894c4557dc9c7177e803f77.jpg